Подписаться на рассылку

Поля в серых рамках обязательны для заполнения.

Фамилия
Имя
Отчество
Компания
Должность
E-mail
Телефон
Город
Отрасль
Роль
English
Подписаться на анонсы мероприятий
и электронный бюллетень
Рождение русского консервативного либерализма
Джоанна К. Шеннер (Johanna K. Schenner), Кентский университет

Не так давно бывший премьер-министр Владимир Путин, получив более 60% голосов избирателей, был вновь избран Президентом Российской Федерации – на ближайшие шесть лет. Выборы были омрачены обвинениями в мошенничестве и коррупции, что, тем не менее, практически не вызвало возражений и критики со стороны стран Западной Европы и США. Если оставить в стороне экономические и геополитические факторы, то причиной столь ограниченной критики можно считать широко распространившийся скептицизм относительно того, что в России вообще возможно улучшение ситуации. Почему же либеральный потенциал России оценивается столь низко? В последние десятилетия укрепилась тенденция рассматривать Россию «вне Европы» и считать западный либерализм и демократию чуждыми «русской цивилизации». По отношению к России применяют так называемое понятие ориентализма. Это понятие было введено в 1979 году американским ученым палестинского происхождения Эдвардом Саидом. Первоначально оно основывалось на ложных представлениях о Ближнем Востоке, которые существовали в западных странах. Однако в последнее время представители академических кругов и журналисты подхватили это понятие и экстраполировали его на Россию, тем самым подтверждая, что существующие представления об этой стране в целом необъективны и смещены в сторону неприязни. Здесь можно найти много общего с концепцией евразийства, разработанной после падения государства в результате революции 1917 года русскими философами-эмигрантами антизападной ориентации, при финансовой поддержке Лубянки – этого штаба большевистской политической полиции. Помимо прочего, евразийство утверждало, что Россия генетически невосприимчива к западному либерализму.

Однако факты это опровергают. В истории русского либерализма было много ярких страниц, особенно в имперский период. Петр Великий, основатель Российской Империи, твердой рукой ввел свою страну в число передовых государств Европы. Одним из свойств его личности было глубочайшее уважение к закону: так, по его приказу на русский язык были переведены труды Джона Локка о веротерпимости. Переживая взлеты и падения, к середине XIX века либерализм стал доминирующей политической философией не только для образованной части российского общества, но и для членов правительства России – особенно во времена правления императора Александра II, а также в период, когда пост премьер-министра занимал Петр Аркадьевич Столыпин. Тем не менее, исследования западных специалистов, посвященные России, часто фокусируются на «особенных», экзотических явлениях: славянофилы или большевики кажутся более интересными, а привычные либералы остаются в тени.

Данное введение нацелено на то, чтобы реабилитировать Россию с политико-экономической точки зрения путем обращения к российскому либерализму, возникшему в середине XIX века, и особенно к деятельности русского правоведа Бориса Николаевича Чичерина (1828–1904). Его принято считать главным русским философом-либералом XIX века, поскольку он неустанно боролся за проведение либеральных реформ. Он был заново открыт и реабилитирован русской интеллигенцией совсем недавно, поскольку советские историки приложили немало усилий для того, чтобы нивелировать либеральную традицию самой большой страны в мире. Возрождение пристального интереса к либерализму можно объяснить в свете падения коммунизма, последующего распада Советского Союза, провозглашения Вашингтонского консенсуса 1989 года, который способствовал развитию неолиберализма, а также в связи с наступлением «конца истории» (Fukuyama, 1989, с. 1). Присоединение к новой международной системе давалось России нелегко, но она все равно продолжала действовать в этом направлении, переосмысляя собственные политические традиции.

С конца XVIII века и до революции 1917 года в русской истории можно выделить три периода либерализма. Первый период пришелся на время правления Екатерины Великой (1762–1796). Обнародование Манифеста о создании проекта нового уложения ознаменовало собой рождение концепции просвещенного абсолютизма, а вместе с ней – и русского либерализма. Эта правовая кодификация имела своей целью сочетать самодержавный режим и правовую систему. Отцом русского либерализма часто называют Михаила Сперанского, который находился тогда в авангарде этого движения.

Вторую волну породил кризис режима, наступивший в 1856 году в результате поражения в Крымской войне. Общество требовало преобразований в социально-экономической сфере, открывая тем самым путь Великим реформам, в том числе отмене крепостного права, которая произошла в 1861 году. Для миллионов освобожденных крепостных понятие свободы наполнилось новым смыслом. Однако идеи либерализма, лежащие в основе реформ, не были подвергнуты пересмотру и остались неизменными. Либеральные принципы Чичерина также сформировались на этой новой волне.

Третья волна возникла в результате введения местного самоуправления (земств). Сама по себе она не столько несла инновации, сколько следовала тенденциям предшествующего периода. Однако теперь в центре внимания оказался человек со всеми его потребностями, что выразилось в соловьевском признании «права на достойное человеческое существование» (Novikova and Sizemskaia, 1995, p. 16).

Эта идея позволяет по-новому взглянуть на революцию 1905 года, приведшую к созданию первой Государственной Думы и многопартийной системы, к принятию манифеста, закрепляющего гражданские свободы, а также к началу конституционной монархии. Все это стало возможно благодаря усилиям общественных движений и представителей интеллигенции: «Союза освобождения», созданного Петром Струве, Семеном Франком и Павлом Милюковым и воплотившего тогда еще новый конституционный порядок, который увенчался созданием влиятельных радикальной и умеренно-либеральной партий (кадетов и октябристов) и дал импульс развитию учений таких мыслителей, как Владимир Гессен и Павел Новгородцев.

Естественно, что в такой стране, как Россия, либерализм столкнулся с очень серьезными проблемами. Даже в начале ХХ века социальный класс, восприимчивый к либеральным идеям, в масштабах страны оставался крайне малочисленным. Наладить коллективную работу в России всегда было нелегко: мелкие разногласия между либеральными лидерами приводили к глубоким расколам. Социалистические идеи были весьма популярны, даже в среде умеренных либералов. Радикальные либералы не смогли должным образом защитить довольно слабый институт частной собственности. Последний император Николай II, будучи человеком мягким и сдержанным, проводил – иногда против своей воли – радикальные либеральные реформы. При этом сам император не выносил даже слова «либеральный». Либералы, особенно принадлежавшие к левому крылу, зачастую открыто критиковали правительство, предоставляя тем самым моральную поддержку революционерам, что, увы, оказалась равносильно самоубийству. И все же, русский либерализм не был обречен на поражение. Он оставил богатое наследие и породил множество ярких фигур.

Бориса Николаевича Чичерина считают отцом-основателем русского либерализма конца XIX – начала ХХ века.

Борис Николаевич Чичерин родился в 1828 году в богатой семье, на юго-востоке России, в Тамбовской губернии. Он получил домашнее образование, причем в числе его учителей был племянник самого молодого казненного декабриста – Михаила Бестужева-Рюмина. В возрасте 16 лет Чичерин начал изучать право в Московском университете. В 1868 году университетский профессор-либерал, пользующийся общим уважением, был вынужден покинуть свою должность после того, как его книга «О народном представительстве» была признана слишком либеральной в свете неудачного покушения на Александра II, которое произошло в 1866 году. Вернувшись в свое родовое имение, Чичерин написал фундаментальный труд, озаглавленный «История политических учений». В 1882 году правовед и философ вернулся в Москву, где занял пост городского головы. Александр III, пришедший к власти после успешного покушения на Александра II, отправил Чичерина в отставку, поскольку речь, произнесенная градоначальником в честь коронации нового монарха, была чересчур либеральной. Последние годы своей жизни Чичерин провел в русской деревне, в уединении, где и скончался в 1904 году (Hamburg, 1998).

Чичерина вдохновляли идеи нескольких философов – в первую очередь, Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, который внес большой вклад в немецкий идеализм. От него Чичерин унаследовал левогегельянские взгляды, что выразилось в оказании поддержки либеральной демократии. Впоследствии Чичерин включил гегелевское разделение понятий человека и личности в свою работу о связи с Абсолютом (И.И.Евлампиев, 2009). Философа вдохновляли идея свободы и политико-правовые взгляды немецкого идеалиста, которым он искренне восхищался (Morson, 1998; цитируется в: Hamburg, 1998). Другим философом, которого Чичерин высоко ценил, прежде всего, за умеренность и постулируемый реализм, был Аристотель. Никомахова этика греческого философа, защищающая смешанную форму государственного правления, вдохновила Чичерина на создание системы умеренного либерализма. Концепция разделения власти, предложенная Монтескье, расценивалась Чичериным как ключ к преодолению деспотизма и самодержавного правления (Hamburg, 1998). Политические взгляды философа представлены в его работах, написанных в период с 1856 по 1882 годы. В первой опубликованной работе «О крепостном праве» (1856) рассматривается вопрос об освобождении крестьян с возможной выплатой компенсаций. Несколько авторов обнаружили в ней параллели с освобождением черных рабов после Гражданской войны в США (Morrissey, 2004; Engerman, 1986). Работа «Современные задачи русской жизни» (1857), в которой изложены чичеринские идеи охранительного либерализма, может рассматриваться как новая веха в истории русской политической мысли.

В «Современных задачах русской жизни» Чичерин обрисовывает основополагающие принципы либерализма, которые должны быть внедрены в царской России. Однако прежде, чем раскрыть содержание своего проекта, философ растолковывает саму суть новой идеологии: достижение либерализма возможно лишь при поддержке всех слоев населения, и в либеральном процессе должны участвовать самые разные люди. На первый план выдвигаются такие возможности либерализма, как врачевание язв на теле общества и возрождение доверия людей (Hamburg, 1998). Первым из семи принципов либерализма юрист называет свободу совести. По мнению Чичерина, это – самое священное из прав: оно подразумевает свободу выбора (в том числе, выбора вероисповедания) и мысли. Другой ключевой темой для Чичерина явилась отмена крепостного права. Также в статье прославляется свобода слова, которую Чичерин называет «краеугольным камнем либеральной политики» (Hamburg, 1998, p.137). В это понятие Чичерин включает не только право высказывать свое мнение, но также возможность освещать факты и темы таким образом, чтобы они становились доступными и узнаваемыми. Рука об руку с вышеупомянутыми свободами идет свобода прессы. Поскольку в частный обмен мнениями включено лишь ограниченное число участников, то обсуждение важных проблем часто происходит на уровне личного общения. Поэтому Чичерин подчеркивает жизненно важное значение прессы. Академическая свобода подразумевает невмешательство правительства в сферу образования, а также в его развитие. Процветание наук возможно лишь в том случае, если научное знание не становится орудием пропаганды, в том числе политической или религиозной. Публичность правительственных действий также является одним из семи основных принципов, причем особое внимание уделяется прозрачности государственных доходов, расходов и бюджета. Согласно Чичерину, правительству нечего опасаться: если оно станет вести себя честно по отношению к населению, коррупции не будет. И, наконец, автор затрагивает тему, чрезвычайно актуальную для России XXI века: публичность и законность судопроизводства. Честные приговоры, а также судьи должны затем быть одобрены и легитимизированы обществом. Хорошо функционирующая судебная система может также способствовать устрашению потенциальных преступников, поощряя при этом уважение к судебной власти.

Обозначив яркие страницы российской либеральной традиции XIX века, мы приступим теперь к сравнению Чичерина с его европейскими единомышленниками. Как уже отмечалось, Чичерина можно считать левогегельянцем, поскольку он, помимо прочего, не принимает гегелевскую диалектику. Одним из философов, подходящих для сравнения, является Арнольд Руге (1802–1880), немец, из числа младогегельянцев. Это движение составили прусские мыслители, которые изучали полное противоречий наследие Гегеля в течение первого десятилетия после его смерти. Согласно мнению Клопстона, политический писатель Руге «разделял убеждение Гегеля в том, что история есть поступательное движение на пути к реализации свободы и что свобода, достигаемая в государстве, является результатом рационального созидания». И для русского, и для немецкого теоретиков понятие свободы было в равной степени фундаментальным как в экономической, так и в социальной сфере.

Опираясь на идеи Чичерина, следующее поколение русских философов построило собственные оригинальные системы. В числе таких мыслителей следует упомянуть Ивана Александровича Ильина (1883–1954), Сергея Николаевича Булгакова (1871–1944) и Николая Александровича Бердяева (1874–1948). Ильин, консервативный монархист с уклоном в славянофильство, оказал большое влияние на мировоззрение других писателей (см., например, работы Александра Солженицына, касающиеся проблем организации русского общества). Он защитил докторскую диссертацию по теме «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека». Сходство его взглядов с идеями Чичерина очевидно; этим объясняется и его присоединение к Белой армии. Кроме того, Ильин принадлежал к неоидеалистическому движению «трансцендентализма», которое призывало к отмене крепостного права, давало импульс женскому движению, а также движению за охрану окружающей среды и, в то же время, декларировало отказ от чрезмерно рационалистического и материалистического мышления. Бердяев и Ильин встретились в 1926 году в Берлине, где Бердяев основал философско-религиозную академию. Опять же, свобода была важна для всех: по словам Бердяева, царство духа тесно связано со свободой и рождается вместе с понятием «небытия», заимствованным из экзистенциальной философии. Подобно Ильину, Бердяев стремится к реорганизации российского общества: его философия выдвигает идею духовного перевоплощения не только по отношению к личности – она нацелена на переустройство российского общества в соответствии с социалистическими представлениями. Следует упомянуть также Булгакова, одного из самых известных русских богословов, автора монографии «Философия хозяйства», отличительной особенностью которой явилась софиология (понятие введено Владимиром Соловьевым). Также в работе чувствуется влияние немецкого философа Шеллинга.

Чичерина можно считать родоначальником консервативного либерализма в России. В классическом либерализме (наиболее ясно выраженном Дж.Локком) Чичерина не удовлетворяет низведение государства к простому орудию для обеспечения свободы личности и соответственно признание самого общества в целом вторичным по отношению к личности и ее свободе. Такой перекос в сторону отдельной личности столь же вреден, как и умаление личности и свободы перед сакральной ценностью государства. Правильное объяснение структуры общества и его исторического развития возможно только через диалектическое сочетание двух принципов - призания абсолютного значения личности и ее свободы и признания насущной необходимости сильного государства для решения некоторых надчеловеческих, общих для всех людей задач, без чего не сможет существовать ни одна личность и невозможно будет во всей полноте реализовать принцип свободы. Хотя при жизни Чичерина его идеи не встретили глубокого понимания и развития, но в начале XX века новое поколение русских философов и правоведов пошло именно по этому пути, из которых самыми талантливыми и глубокими были Павел Новгордоцев и Петр Струве. (И.И. Евлампиев, 2005).

 

Библиография:

Книги:
Said, E. W., 1979. Orientalism. New York: Vintage Books.
Hamburg, G. M., 1992. Chicherin and Early Russian Liberalism 1828–1866. Stanford: University Press.
Hamburg, G. M., Chicherin, 1998. Boris N. Chicherin: Liberty, Equality and the Market. New Haven, CT: Yale University Press.

Журнальные статьи:
Chamberlain, H. W., 1967. The Short Life of Russian Liberalism. Russian Review, 26(2), pp. 144–52.
Fukuyama, F., 1989. The End of History? The National Interest 16, pp. 3–18.
Hamburg, G. M, 1991. Peasant Emancipation and Russian Social Thought: The Case of Boris N. Chicherin. Slavic Review, 50(4), pp. 890–904.
Novikova, L. and Sizemskaia, I., 1995. Liberal Traditions in the cultural-historical experience of Russia. Russian Social Science Review, 36(1), pp. 6–25.
Putnam, G., 1965. Russian Liberalism Challenged from within: Bulgakov and Berdyayev 1904–5. The Slavonic and Eastern European Review 43(101), pp. 335–53.

© The Center for Entrepreneurship

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения Центра предпринимательства.