Подписаться на рассылку

Поля в серых рамках обязательны для заполнения.

Фамилия
Имя
Отчество
Компания
Должность
E-mail
Телефон
Город
Отрасль
Роль
English
Подписаться на анонсы мероприятий
и электронный бюллетень
Вопросы деловой этики в российской высшей школе
Наталия В. Бурова, д-р экономических наук, профессор, Елена В. Озмидова, канд. экономических наук, доцент, Санкт-Петебургский государственный университет экономики и финансов (СПбГУЭФ)

Роль высшей школы в воспитании этики и взаимодействие преподавателя и студента

Мировой опыт показывает,  что отправной точкой, инициатором процесса модернизации общества может быть институт высшего образования и студенческая молодежь как особая социальная группа. От молодежи зависит инновационное настоящее и будущее страны. От молодежи, занятой в бизнесе, получающей экономическое  и управленческое образование, зависит экономическое будущее страны, а значит, и в целом, ее успешное  развитие.

Ежедневно специалисты, менеджеры, служащие, руководители на разных уровнях принимают решения в своей профессиональной, деловой жизни, и подчас эти решения связаны с серьезным этическим выбором. Например, решение о приеме на высокооплачиваемую, престижную должность знакомого или родственника, тендер в пользу определенного предприятия, согласие на продвижение лекарств определенной компании (после посещения специально организованного семинара о пользе этих лекарств в роскошном отеле за рубежом ), или создание системы «платных» экзаменов в университете. И в том, и в другом, и в третьем случае, перед человеком встает проблема выбора. Каким, более или менее этичным, будет решение, зависит от многих факторов: это и воспитание в семье и школе, это и социальная среда, в которой происходит взросление человека, это, так называемые, «лучшие практики», которые молодой человек может наблюдать в процессе обучения в университете или производственной среде.

Человеческие отношения стары, как мир, и в вопросах этики они остались прежними. Но каждый новый поворот истории дает новому поколению вызов или шанс принимать решения, как в первый раз. Отношения преподавателя и ученика (студента), вообще, система образования одна из самых консервативных, но именно от нее мы ждем появления «нового поколения», свежих сил в обществе, экономике, в предпринимательской деятельности, при этом постоянно утверждая со страниц журналов, что истинный предприниматель – это талант, и им обладают лишь 7-10% населения. Оставшимся 90% «остается» учиться основам предпринимательства, а также основам деловой этики.  Деловая этика представляет собой совокупность принципов поведения людей, занятых в сфере предпринимательской деятельности. Иначе еще можно определить деловую этику как систему идеалов, моральных норм, на которые опирается  любой деловой человек, чтобы достичь поставленной цели.

Образование всегда являлось одним из важнейших институтов социализации, и система высшего образования, безусловно, играет в этом процессе немаловажную роль, так как передает студентам не только профессиональные знания и умения, но и общепринятые в обществе стили поведения и особенности принятия решений. Кроме явных, формализованных знаний, образовательная система (университетские преподаватели, система администрирования в вузе, преддипломная практика на предприятиях и т.д.) транслирует неявное, неформальное знание – информацию о культурных характеристиках, которые присущи данному сообществу (или определенным его слоям и группам), или обществу в целом. И чем больше будет расхождение между нормативной этикой и этикой ненормативной, тем привлекательнее пример последней. Но роль преподавания дисциплин, в которых, так или иначе, упоминается этика, профессиональная или деловая этики, по-прежнему остается чрезвычайно важной для общества, которое пытается или хотя бы декларирует стремление к модернизации.

Понятие деловой этики в мировой практике и науке, включая Россию, безусловно, основывается на Аристотелевских принципах, хотя и трансформировалось в истории, приобретая черты современности. Предмет аристотелевской этики – сфера человеческой практики как деятельности, основанной на выборе.

И здесь уместным будет создать портрет российского абитуриента (студента), принимающего одно из важнейших решений своей жизни – кем быть, какое образование получать.

Отличительные особенности студенчества в России, Европе и США

Российский абитуриент – молодой человек 17-18 лет – опирается на небольшой опыт социальной жизни, воспитание, а также на культурные особенности страны, где сильно развит патриархальный уклад в семье, где власть закона постоянно оспаривается властью силы или положения в обществе, и где довольно поздно для большинства молодых людей наступает момент осознания истинного призвания. В России ответственность университета должна заключаться в развитии, укреплении и утверждении этического «стержня» молодого специалиста, и должна быть в особенности высока, в силу юного возраста абитуриентов.

Различия в деловой этике и деловом обычае дипломированных специалистов в разных странах имеет ряд объяснений (это и исторический деловой обычай, и религиозные основы, и национальный, демографический и социальный состав страны). Одно из объяснений – отличия в составе абитуриентов высшей школы в России и других странах мира. Во-первых, как уже было сказано выше, в России в вузы поступают более молодые люди, 16-18 лет, чем, например, во Франции – 18-19,  или в США – 18-22. Наши европейские коллеги имеют дело с более взрослыми и ответственными абитуриентами, которые довольно часто платят за свое обучение самостоятельно или берут кредит на образование.

Второй особенностью российского студенчества выступает факт конкурсного поступления в вузы (по результатом Единого Государственного экзамена, объективность которого мы в данном случае не оцениваем), тогда, как в Европе в вузы принимаются все желающие учиться, получившие диплом о среднем образовании, путем простой «записи» в университеты. В США, напротив, портфолио абитуриента должно содержать не только положительные результаты по окончании среднего образования, но и спортивные и творческие достижения, сведения о благотворительной (волонтерской) деятельности будущего студента.

Не одинаковым нам представляется и отношение ряда российских студентов к учебе. Ориентация на диплом, как документ, открывающий двери предприятий и фирм, принятие феномена списывания на экзаменах, готовность «повлиять» на решение преподавателя об оценке путем взятки или оказания услуги, сохраняются как элемент российского студенчества. В США и странах Европы у обучающейся молодежи четко сформирована ориентация на знания, как самостоятельную ценность, вне зависимости от диплома, неприятие феномена списывания, готовность обучаться длительное время, самостоятельно выбирая стратегии и направления обучения, курсы и преподавателей.

Как результат начальных условий поступления в систему высшего профессионального образования, отличными нам представляются и целеполагания большинства российских студентов от целеполагания их сверстников их других стран. Целеполагание студентов в России есть наемный труд в качестве менеджеров среднего и высшего уровня по окончании обучения в вузе. У студентов  из стран ЕС и США в качестве целей послевузовской деятельности выступают наемный труд и предпринимательство, причем в США предпринимательство стоит на первом месте. Цели, как известно, неотделимы от ценностей, которые сознательно или бессознательно руководят людьми в процессе принятия решений. Остановимся подробнее на результатах исследований, проведенных в период с 1998 по 2010 годы в различных университетах РФ (Омского, Хабаровского и др.), а также в СПбГУЭФ, и направленных на изучение ценностных ориентаций и мотивации студентов. Эффективность освоения специальности, обучение, а так же успешная работа по окончании вуза напрямую связаны с истинной мотивацией и устремлениями учащихся.

Обучение специальностям экономического профиля

Каковы же были мотивы выбора экономических вузов абитуриентами последние 10-12 лет? Начать необходимо с того, что эти годы продемонстрировали «революцию притязаний» среди молодежи. При этом притязания часто связаны с ожиданием помощи со стороны обеспеченных, занятых бизнесом родителей. Чем выше заработок в семье, тем выше ожидание помощи в продвижении ребенка. При этом мечты о карьере остаются лишь данью моде, а не четким представлением о том, что такое карьера (например, в западном понимании). Образ будущего у юношей старшей школы, довольно часто, это образ удачливого бизнесмена, преуспевающего и независимого. Девушки также рисуют свой портрет в будущем, как независимой преуспевающей женщины, хорошей жены и матери. В целом у первокурсников преобладает подход к обучению не как к способу повышения собственного интеллектуального знания, уровня, а как средства достижения определенных целей: «сделать карьеру», «избежать службы в армии», «занять положение в обществе». В результате учебы в экономическом вузе получить качественно новый «образ жизни». В 1998 году первокурсники шли в экономические вузы со стремлением учиться в престижном вузе, чтобы потом стать хорошим экономистом и иметь высокий заработок. По исследованиям, опубликованным в журнале «Социс» в 2004 году, процесс самоопределения старшеклассников все больше затягивается. Юноши вообще не идут дальше выбора места учебы – жизненные планы не сформированы в силу возраста.

Чрезвычайно важным является осознанное понимание своего выбора, осведомленность о будущей профессии или предпринимательской деятельности. Только 50% старшеклассников декларируют высокую осведомленность о будущей профессии, еще 34% – среднюю. При этом при уточнении, какие качества требуются будущим экономистам и предпринимателям, около 56% называли их неверно. Начиная с 1998 года процент поступивших в университеты медалистов, отличников очень высок. Дети, подававшие самые большие надежды в школе, рассматривают поступление в престижный вуз как этап реализации своих амбициозных планов, часто не связывая будущие компетенции предпринимателя с высокими навыками обучения.

Среди мотивов выбора экономического вуза у студентов середины первого десятилетия 21 века были представлены следующие: рекомендация родителей (друзей), престиж вуза, интересная работа в будущем, высокооплачиваемая работа в будущем, специализированная школа (с экономическим уклоном), отсутствие таких предметов, как физика и химия,  желание учиться с друзьями, беспокойство за будущее страны, веселая студенческая жизнь (студклубы и т.д.), диплом престижного вуза, случайный выбор (бывает и такое). В результате преобладающими мотивами стали высокооплачиваемая работа (около 80% выборов), престиж вуза, интересная работа, диплом вуза (все около 50% выборов). По данным исследований кафедры социологии и управления персоналом СПбГУЭФ, в период с 1998 года по 2006 год около 30% первокурсников мечтали стать владельцами собственного бизнеса по окончании обучения в вузе. Однако, студенты 4-го-5-го курсов переставляли приоритеты, и желающих создать предприятие оставалось менее 15%. Причинами такого «демарша» в целеполагании и мотивации можно назвать и общий климат в стране (с точки зрения поддержки предпринимательства), и большую «осведомленность» о будущих реалиях бизнеса, и, наоборот, разочарование в процессе обучения, так как «учат не тому и не так».

Мотивы, определяющие учебную деятельность студента, его заинтересованность, можно условно разделить на две группы:
1. те, с которыми студент пришел в вуз, – и которые можно только принимать во внимание, и,
2. те, которые появляются в процессе обучения, – которыми теоретически можно управлять.

К первой группе, в том числе относятся: уровень подготовки, система ценностей, отношение к обучению, информированность о вузовских реалиях, представления о профессиональном будущем. 

Мотивы можно сгруппировать и так: 

- «обращенные в прошлое»: давление родителей, друзей, родных, стремление учиться в престижном вузе, отказ от «неприятных» дисциплин, поступление по олимпиаде, обучение в спецшколе. С этими мотивами невозможно работать ни преподавателю, ни самому студенту, так как по сути это «закрытый гештальт». Получено желаемое (читай «поступление в престижный вуз»), при этом часто желаемое не мной, а родителями. Пассивность и усталость, головокружение от успеха, а также удовлетворенность должны сопровождать это состояние.

Постепенно влияние факторов первой группы ослабевает, и решающую роль начинают играть факторы второй группы.

– «обращенные в настоящее и будущее», к ним можно отнести: организацию учебного процесса в вузе, уровень и качество преподавания, полезность получаемых знаний в будущей практике экономиста, менеджера и бизнесмена, а также способы взаимоотношений преподавателя и студента, администрации и студента, администрации и преподавателя, то есть деловая и профессиональная этики, принятые в учебном заведении.

Именно это в значительной степени, а не исходный уровень определит профессиональный и психологический и нравственный облик специалиста, который через пять лет покинет стены вуза и будет привносить свой «собственный почерк» деловых отношений.

Необходимо помнить, что в экономический вуз приходят абитуриенты не только с разными мотивами, обращенными в прошлое или будущее (высокооплачиваемая работа, интересная работа, интересная студенческая жизнь), но и с разными психологическими типами, нравственными установками. С ними необходимо работать на протяжении всех лет образования. Это должно быть под силу высшей школе, обладающей, хоть и подорванным, но все же большим потенциалом в научной и практической деятельности.

Тень на портрете

Образ успешного экономиста-политика, экономиста-бизнесмена с подчас сомнительной, не слишком кристальной репутацией, создаваемый СМИ и присутствующий в обществе, усиливает инструментальное отношение студентов-экономистов и менеджеров не только к экономическим знаниям, но и к людям вокруг, преподавателям и к собственной личности студента. Снижение интереса к созданию собственного бизнеса по окончанию вуза – тревожный сигнал для страны. Все больший интерес вызывают в конце десятилетия позиции государственного служащего, которые являются синонимом «сладкой» и «безответственной» жизни, построенной на «подношениях» просителей и тех же предпринимателей. 

На каких предприятиях хотели бы работать недавние выпускники вузов? Несколько лет назад проведенное исследование показало, что, судя по выбору типа предприятия, на которых хотели бы работать будущие выпускники, сегодняшние первокурсники, разброс мнений велик. Видна определенная мифологизация «своего дела», предпринимательства, высокий процент хочет иметь свое дело, но тут же соглашается и на работу в крупных АО, в инофирмах и готовы уехать за рубеж. Процент желающих работать на государственной службе – около 30%.

В исследованиях, проводимых ранее, большой акцент был сделан на создание «психологического» портрета студента, типологии мотивационной и нравственной стороны личности молодого человека. С сожалением можно констатировать проявление таких черт, как «коммерциализированный» подход к людям. «Инструментальность» отношения к себе и окружающим видна и в результатах исследования теневых отношений в вузах, проведенного в середине первого десятилетия.

На сегодняшний день общий уровень школьной подготовки низок, часто абитуриенты приходят из коммерческих школ и классов. Более того, уровень подготовки абитуриентов – не единственное основание для зачисления в вуз. Сегодня можно констатировать тенденцию к снижению численности поступающих пропорционально снижению уровня подготовки.

Большинство студентов считают теневые отношения повседневными, рутинными и необходимым элементом в деятельности образовательного процесса. Преподаватели или берут взятки, или предоставляют выбор для неуспевающих. Схемы так рутинизировались, что преподаватель, не берущий взяток, не понимаем, вызывает неприязнь студентов. Они не понимают, чего от них хотят, раздражаются и считают, что преподаватель, настаивающий на низкой оценке или повторной сдаче экзамена, не хочет помочь «бедному» студенту. С точки зрения студента лишение выбора «учить» или «купить» – непорядочность! Современный студент делает ставку на эффективность неформальных отношений заранее, принимает решение учиться, потому что есть деньги – куплю все и решу все проблемы. Любопытно, что преподаватель – взяточник в глазах студента приобретает образ социального неудачника, который не решил материальные проблемы и перекладывает их на студентов. Или наоборот, преуспевающий бизнесмен, для которого преподавание – хобби, который не хочет портить себе впечатление от процесса и сокращает время на неприятные экзамены. Первый вызывает сочувствие и желание помочь или раздражение и негативизм. Второй тип дает основание для закрепления уверенности, что теневые отношения – приемлемый и удобный путь всегда и везде. Студента не беспокоит моральная сторона дела вообще, главной задачей становится получение оценки всеми правдами и неправдами. Утвердились новые ролевые отношения, в которых  студент – «заказчик», преподаватель – «исполнитель». Если преподаватель идет навстречу студенту, он заслуживает уважения, так как создает удобство для него, помогает студенту учиться. В таких условиях происходит формирование нравственного облика будущего государственного служащего, специалиста и предпринимателя. Более того, уже не редкость, когда сами студенты создают фирмы по оказанию разного рода услуг в образовательной сфере, чтобы помочь таким же как они, сдать экзамены, курсовые и защитить дипломы.

Проведенный в СПбГУЭФ анализ шестнадцати конституциональных факторов личности студентов (по Кеттелу) дал следующие результаты. Возник  образ активного, напористого, не видящего особых проблем, умного, несклонного к ответственности человека, готового встроиться в референтную группу.

Хрестоматийность знаний заменяет современному поколению систему нравственных гуманитарных ценностей, воспринимаемых раньше через глубокое знакомство с литературой, историей. Образ дополняется эгоцентричностью, склонностью придерживаться собственного мнения, невниманием к другим людям, не дипломатичностью, а значит, и  неготовностью к партнерству. Взаимосвязь психологического портрета и практического опыта в принятии тех или иных решений (читай, деловой этики) можно рассматривать в отдельном исследовании, не в рамках данной статьи. Но, признавая факт воспитательной роли высшей школы и ее влияния на юное, действительно, юное студенчество, мы можем утверждать, что «лучшие практики» способны вносить коррективы в личностный портрет будущих профессионалов и бизнесменов. Два полюса человеческих ценностей сталкиваются в душах молодого поколения.

Общечеловеческие гуманитарные начала

Свобода

Личная автономия

Уважение

Самореализация

Материальные блага

Культ силы

Потребление

Цель оправдывает средства

Образовательные стандарты и требования

Одной из отличительных черт российского высшего образования, влияющей на качество преподавания, является единый образовательный стандарт для всех вузов страны. Образовательные стандарты представляют собой совокупность требований, необходимых к выполнению в процессе реализации образовательной деятельности. Эти требования предъявляются к структуре учебного плана, условиям реализации и результатам освоения образовательных программ. Возможности учебного заведения самостоятельно формировать структуру курсов, а также стратегию обучения до настоящего времени были невелики. Стандарты второго поколения не включали достаточного набора дисциплин, где студенты могли бы обсуждать вопросы профессиональной и деловой этики: курсы «Культура делового общения», «Профессиональная этика и этикет», «Экономическая психология» существовали не для всех специальностей, либо в усеченном виде. Этикету и правилам поведения в обществе уделяется больше внимания в силу недостатка часов. Нам представляется чрезвычайно важным обсуждать вопросы деловой этики на старших курсах университета, в процессе решения ситуационных задач и кейсов, чтобы на реальных примерах студенты могли оттачивать «мастерство» принятия решений, не только исходя из вопросов прибыли, но и учитывая интересы общества, природы, отдельно взятых людей. В рамках курса «Экономическая психология» удается лишь затронуть такие важные темы, как истоки и особенности российского предпринимательства, поговорить о автономной и конвенциональной (и пред конвенциональной) этике современного бизнеса на Западе и в России. Необходимо отдавать себе отчет, чтобы изменить систему деловых отношений в России, которая отпугивает западных бизнесменов, создает богатую почву для нарушений, нужно посмотреть в «зеркало», понять самих себя. Понимание и принятие исторических факторов, механизмов, влияющих на развитие современного делового обычая и этики в России, может позволить молодым бизнесменам выйти за рамки привычных, «удобных», отношений и методов принятия решения, создать новое «лицо» российского бизнеса.

В рамках курсов «Профессиональная этика и этикет в социально-культурном сервисе и туризме», «Культура делового общения»  студенты разных курсов и специализаций могут  выбрать в качестве тем докладов следующие: вопросы коррупции и отношения к ней молодежи, а также вопросы проявления национализма и расизма при приеме на работу, проблемы родственных связей при поиске работы и т.д. Обращает на себя внимание тот факт, что наиболее острые темы (проявление национализма, коррупции ) поднимают студенты-иностранцы (чехи, поляки), обучающиеся в российском университете. Тогда как нашим студентам свойственно проявлять интерес к вопросам этикета чаще, чем к вопросам этики.

Результаты исследований, проводимых самими студентами, практически не удивляют: процент молодежи, считающей, что коррупция – неизбежное зло, сталкивались с ней лично или через знакомых и родственников – больше 50. Больше половины студенческой молодежи готовы дать взятку преподавателю, чтобы успешно сдать экзамен. Коррупция, существующая в вузах, всего лишь как капля воды, в которой отражается ситуация в обществе в целом.

Образовательные стандарты третьего поколения

Учебный стандарт третьего поколения немногим отличается от предыдущего в области чтения курсов по деловой или профессиональной этике. Это означает, что не только практически, но и теоретически – через обучение, современное высшее образование  не способно повлиять на этическое и нравственное развитие будущего специалиста или руководителя.  Решение может быть найдено, как это традиционно было принято в России, через обучение «лучшим практикам» из-за рубежа, введением балльно-рейтинговой системы оценки знаний. Благодаря последнему, ответственность за собственные знания, судьбу, профессиональный рост, уровень жизни возлагается на самого студента. До тех пор, пока сила денег будет влиятельнее честных и моральных решений, до этих пор доверие и открытость, о которых мечтают наши деловые партнеры из западных стран, останутся лишь идеалом или мечтой. Необходимы не только изменения в стандартах обучения, требуется коренное изменение в повседневных «стандартах» поведения преподавателей, администрации и студентов.  И тогда можно надеяться на дальнейшее «развитие» автономной этики в российском деловом  и профессиональном сообществе, да и в обществе в целом.

© The Center for Entrepreneurship

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения Центра предпринимательства.